Свежие комментарии

Как отмирают старые форматы сотрудничества России и Запада и зарождаются новые

В политическом плане 2022 год богат на знаковые юбилейные даты. Увы, многие из них в текущих условиях приобрели печальный оттенок

Как отмирают старые форматы сотрудничества России и Запада и зарождаются новые
Источник фото: avatars.mds.yandex.net

Например, недавняя четвертьвековая годовщина Основополагающего акта Россия – НАТО «отмечалась» на фоне повсеместной констатации окончательного краха попыток Москвы и Североатлантического альянса наладить диалог. Нельзя назвать позитивным и контекст, в котором исполняется 30 лет прорывному, как когда-то казалось, Хельсинкскому саммиту Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, ставшему важной вехой на пути к возникновению на его базе полноценной Организации.

А ведь тогда, в июле 1992 года, государства — участники саммита были преисполнены оптимизма, которым пропитана и его декларация — «Вызов времени перемен». В ней, помимо прочего, подчеркивалась «центральная роль СБСЕ в содействии процессу перемен в нашем регионе и управлении этим процессом». Создавалось ощущение, что на фоне падения железного занавеса отказавшиеся от наследия прошлого страны Европы и Евразии, а также примкнувшие к ним США и Канада смогут — по крайней мере, в своих границах — обеспечить стабильное бесконфликтное развитие и заживление старых геополитических ран.

Эти прекраснодушные мечтания, однако, так и не выдержали испытания временем.

Сегодняшняя ОБСЕ — формально единственная на евро-атлантическом пространстве международная структура, объединяющая Россию и так называемый коллективный Запад. Теоретически, именно у нее есть самый существенный потенциал для того, чтобы стать площадкой диалога между двумя сторонами новой холодной войны и поиска неких компромиссных выходов из тупика. За исключением ООН, все остальные каналы конструктивного обмена мнениями, будь то Совет Россия – НАТО или Совет Европы, канули в Лету — де-факто или даже де-юре. Но наши бывшие западные партнеры явно не стремятся воспользоваться шансом хотя бы попытаться активизировать данный институт для прекращения украинского кризиса. Наоборот, делается всё для того, чтобы и этот формат окончательно выхолостить, сделав взаимодействие на базе организации бессмысленным.

Причем методы используются самые примитивные. Так, в мае делегации Общественной палаты России отказали в участии во втором Дополнительном совещании в области человеческого измерения в Вене. А на днях пришла новость о том, что российским депутатам и сенаторам банально не выдали виз для посещения юбилейной сессии Парламентской ассамблеи ОБСЕ в Лондоне. Такое поведение возмутительно, но закономерно. Еще на заре кризиса американский представитель в организации, близкий соратник президента США Майкл Карпентер, известный своими откровенно русофобскими взглядами, открыто обозначил курс на превращение структур ОБСЕ в пространство для шельмования России и Белоруссии.

На тех мероприятиях, где российские представители всё же получают возможность присутствовать, соответствующие вашингтонские установки дисциплинированно воплощаются в жизнь. Возникает впечатление, что Москву буквально подталкивают к громкому демаршу и добровольному выходу из Хельсинкского процесса, у истоков которого она стояла полвека назад.

Стоит ли держаться за членство в ОБСЕ? На первый взгляд может показаться, что она действительно стала рудиментом и уже отжила свое. Урегулирование региональных конфликтов, которое изначально было основной миссией организации, оказалось провалено буквально по всем направлениям. За минувшие с момента окончания холодной войны 30 лет ни один кризис в Европе не был предотвращен или остановлен при ее деятельном участии. На Балканах с подачи Вашингтона и Брюсселя уже в 1990-е годы возобладало «право сильного», а на постсоветском пространстве основные конфликты были банально заморожены, пока не начали поочередно переходить в горячую фазу. При этом ОБСЕ по инерции продолжала привлекаться к переговорному и мониторинговому процессу — при заключении, например, Минских соглашений ей отводилась крайне значимая роль, — но результат раз за разом оказывался всё более плачевным. Не сумела организация и проявить себя в сбережении системы договоров по контролю над стратегическими вооружениями, коллапс которой предвосхитил окончательное обрушение фундамента европейской безопасности.

Всю деятельность ОБСЕ в публичном пространстве западные страны пытались свести либо к бюрократической возне, недавно на время даже оставившей ее без руководства, либо к заполнению повестки дня правочеловеческой тематикой. При этом даже работа в рамках так называемой третьей корзины (человеческое измерение) в основном строилась по принципу «все государства-члены равны, но некоторые равнее других». Подавляющее большинство претензий адресовалось России и ее союзникам, тогда как проблемы в других странах (даже в Прибалтике, где поначалу ОБСЕ уделяла некоторое внимание правам русскоязычного населения) банально игнорировались. Сначала через БДИПЧ и Парламентскую ассамблею, а затем и по линии других институтов западные представители начали небезуспешно трансформировать организацию в некий аналог Совета Европы. Неудивительно, что в тот момент, когда у ОБСЕ, казалось бы, появился исторический шанс оправдать свое существование — в январе 2022 года, после направления в адрес США и НАТО российских предложений по гарантиям безопасности, диалог на этой площадке вышел наименее субстантивным и осмысленным. Карета, что называется, окончательно превратилась в тыкву.

При всем этом ОБСЕ, как представляется, рано окончательно списывать со счетов. Во-первых, опыт членства нашей страны в данной организации крайне важен в контексте реформирования уже не региональной, а глобальной системы международных отношений. То же пресловутое «общее пространство от Лиссабона до Владивостока» — не изолированная вещь в себе, как это могло показаться 30 лет назад подписантам декларации «Вызов времени перемен». Поддержание безопасности на этой территории немыслимо без обеспечения мирного и гармоничного развития в граничащих с ней регионах, в диапазоне от Ближнего Востока и Африки до АТР и Латинской Америки. И во-вторых, присутствие России в ОБСЕ можно продолжить в выжидательном режиме, с надеждой на приход к власти в западных странах более прагматичных политиков, которым понадобится проверенная площадка для возобновления контактов с Москвой.

Так или иначе, но с годами европейским странам и их американскому «старшему брату» придется вернуться к обсуждению архитектуры региональной безопасности, от которого они столь долго в ущерб себе отказывались. Даже если речь пойдет о неких новых формах работы, начинать этот диалог с нуля будет намного сложнее, нежели использовать для его запуска наработки, возникшие за долгие годы Хельсинкского процесса. В конце концов, и ООН создавалась не на ровном месте, а на фундаменте провалившейся Лиги наций. Главное только, чтобы на пути к рождению ОБСЕ-2 ее будущим участникам не пришлось пройти через столь же трагичные и драматичные события.

Олег Карпович, Антон Гришанов, газета «Известия»

Сообщение Как отмирают старые форматы сотрудничества России и Запада и зарождаются новые появились сначала на Последние новости: России, Украины, Сирии и Мира. Новости Новороссии (ЛНР, ДНР).

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх