Свежие комментарии

  • Vladimir Kharchenko
    Верно написано, что боевые действия по спецоперации закончатся в России. Вместо "государства УЕБУ" (Укры-Евры-Бандеры...Будущее Запорожья...
  • Antanas
    Азовсталь пал.Будем ждать других хорошых новостей.👍Рекордсмены с "Аз...
  • карюкалов вячеслав
    Эх ностальгия.100 лет пионерии

Человек с большим самомнением

Человек с большим самомнением

Письмо бывшего сотрудника НКВД Евдокимова (в 30х годах он работал по линии НКВД в Крыму и Севастополе) товарищу Сталину из тюрьмы в Литовской ССР.
В письме Евдокимов жалуется, что "сидит ни за что" и вносит предложения по совершенствованию карательной политики.

Письмо Г.Г. Евдокимова И.В. Сталину с просьбой о необходимости пересмотра ряда вопросов, касающейся карательной политики. 7 июля 1946 г.

Дорогой Иосиф Виссарионович!

Вам я уже направил два неофициальных аналогичных письма, в получении которых я крепко усомнился, а поэтому eще два письма отправил в адрес тов. Поскребышеву (имею квитанцию от конторы связи), которого просил проверить и сообщить мне поступили-ли указанные письма именно к Вам, или же кем-либо уничтожены, но и на эти письма я не имеют никакого ответа. Я не допускаю такой мысли, чтобы эти письма были получены и меня бы не известили, единственно - это они "исчезают". Отсюда прошу простить за беспокойство, но меня мучает желание и ответственность перед родиной и лично Вами, как нашим великим вождем за то, что чем я располагаю, хотя в некоторой части и поздновато, но считаю своим долгом при любых обстоятельствах сигнализировать Вам, так как по моим соображениям извращение следственно-судебной практики в Литовской СCP продолжает иметь место и в некоторых случаях напоминает ошибки 1937-38 г.
г.

Находясь еще на свободе (я осужден в 1945 г. по ст.193-17 УК РСФСР, быв.член ВКП/б/ с 1930 г. подполковник, в органах ОГПУ-НКВД работал с 1923 г., трижды награжден орденами), у меня несколько раз возникала такая мысль - обратиться к Вам с вопросами, но не решался, так как не был достаточно убежден в правоте, и не решался отрывать у Вас время. Теперь, находясь в тюрьме уже в течение года, хотя и осужден безосновательно, наблюдая за действиями органов следственных и судебных, вращаясь среди тюремной массы, я пришел к твердому убеждению в том, что с точки зрения защиты авторитета нашего государства и партии ВКП(б) именно необходимо теперь же сигнализировать и только Вам, так как другой кто вряд-ли сумеет правильно оценить мою сигнализацию и сделать отсюда возможно необходимые выводы теперь-же. Конечно, изложить на бумаге, к тому же в тюремных условиях, все подробно, с подтверждением фактами, я не в состоянии, другое дело, если бы я мог лично Вам доложить. Убежден в том, что в большинстве выдвигаемых мной вопросов, я бы в лице Вас оказался правым и отсюда оказал бы нашему государству известную помощь. В тех же вопросах, в которых я буду не прав и допущу ошибку, заранее прошу простить и строго меня не судить.

1. Вот, например, такой вопрос, как широкое применение мер физического воздействия органами следствия в отношении подследственных и даже осужденных; он требует только личного доклада Вам, или же по Вашему поручению, ибо о нем считаю не совсем удобным распространяться в открытом письме, да и не будучи убежден в том, что оно попадет к Вам. А вопрос серьезный и стоящий на сегодняшний день, по которому считаю необходимым теперь же должным образом реагировать. Фактами в части извращения располагаю.

2. Судебные органы Литовской ССР в своей практике выработали какой-то странный и вредный стандарт при вынесении приговора и определения меры социальной защиты тому или иному подсудимому. 8 или 10 лет исправительно-трудовых лагерей - это здесь считается нормальной и правильной меркой, будь ты красный офицер, участник Отечественной войны, имеющий ранения и правительственные награды, обвинявшийся по ст. 193-17 УК РСФСР (злоупотребление, халатность, превышение власти), или бывший литовский генерал, нач. штаба буржуазн. националист. банд формирования, сегодня, с оружием в руках, боровшийся против советской власти и ВКП(б), получает и тот и другой по 10 лет ИТЛ. Где же здесь логика, последовательность в судебно-карательной политике? Это факт, и таких фактов сколько угодно, т.е. такая вредная и неправильная здесь система.

Я приведу еще несколько фактов в подтверждение вышеуказанного.

1) Свищ Федор участник Отечественной войны, имеет ранения, несколько правительственных наград, обв. по ст. 193-17 УК РСФСР, допустил следующее - во время операции у бандита взяли корову, зарезали и использовали на общий котел бойцов. Осужден на 6 лет ИТЛ.

2) Ибрагимов Амир участник Отечественной войны, дважды ранен, имеет несколько правительственных наград, обв. по ст. 193 УК РСФСР, будучи в нетрезвом виде утерял револьвер. Осужден на 2 года тюрьмы.

3) Зигмунтович Лев Рафаилович, майор, Смирнов Владимир Васильевич и др. работники спецторга в 1945 г. допустили обмен водочных талонов на продукты питания для работников НКВД-НКГБ Литовской ССР, осуждены по закону от 7 августа 1932 г. на 10 лет тюрьмы каждый. В чем здесь заключается закон от 7 августа? Непонятно.

4) Калустов Аркадий Иванович за то, что, будучи на фронте в рядах Красной Армии попал в число других в плен к немцам, обвинен по ст. 58-1-б УК РСФСР, якобы, как изменник родины и осужден на 10 лет. И подобных фактов очень много.

5) Ленецкий Юрий Миронович офицер, участник Отечественной войны, неоднократно Правительством награжден, обв. по ст.193-17 УК PСФСР - допустил незаконное использование спирта, осужден на 7 лет ИТЛ.

Я располагаю и другими фамилиями осужденных в Литве, но считаю излишним их приводить, так как для характеристики и этих достаточно, а при проверке будет вскрыта и остальная ''панорама".

3. В следственно-судебной практике грубейшим образом попираются права следственных и осужденных, так например:

а) следственного лишают возможности обращаться в прокуратуру, руководителям правительственных органов и др., как с жалобами на действия органов следствия, а так же и по другим вопросам;

б) на судебных процессах, как практика, отказывают подсудимому пользоваться защитой адвоката. Слушают дела без вызова свидетелей в суд. И другим нарушениям норм УПК РСФСР.

4. Как система, лица, которые уже оправданы приговором судебных органов, продолжают незаконно содержаться под стражей в течение от 1 месяца и до 1 года. Это возмутительные факты.

5. В тюрьме на полном тюремном режиме содержат под стражей матерей с грудными, и вообще с детьми. Ведь можно же, если это необходимо, отправить их в колонию, лагеря. В то время, как вокруг таких извращений, тем более здесь в Литве строится целая вредная политика, как литовцами, а так же прочим антисоветским элементом.

6. Совершенно непонятно, почему в тюрьме практикуют содержание под стражей вчерашнего красноармейца, офицера, обвиняемых по служебно-воинским статьям, совместно (в общей камере) с контрреволюционным, бандитским элементом, и рецедивом. Ясно, что влияние этой "публики" часто сказывается в дурную сторону на бытовиках.

7. Здесь существует и такая практика, когда, прежде всего, арестовывают члена ВКП(б), садят его в тюрьму, а затем уже в его отсутствие, заочно, он исключается из рядов ВКП(б), а так же аресты производятся вообще без согласия парторганов.

8. По-моему мнению исключительно ненормально, когда в тюрьме осужденного лишают права пользоваться не только советской литературой, но даже за пользование такой газетой, как "Правда", "Известия" и т.п. наказывают, зачем же этих людей полностью отрывать от мира и делать из них заранее отбросы советского общества. Такое явление имеет место в тюрьмах Литовской ССР.

9. В связи с военной обстановкой (война с гитлеровской Германией) трибуналам были даны права выносить приговора, которые являются окончательными и обжалованию не подлежат. Этими правами продолжают они пользоваться и по сей день. Мне кажется, отсюда извращения в карательной политике трибуналов остаются до сих пор не вскрытыми, так как по сути дела они находятся вне всякого контроля со стороны вышестоящих судебных органов.

10. В свое время, когда мне приходилось по роду своей работы сталкиваться с судебными органами, то много дел, рассмотренных в уголовном порядке (1929-39 г.г.), получали такой приговор (это конечно в зависимости от состава преступления), как штраф, общественное порицание, исправительно-трудовые работы по месту службы с удержанием из зарплаты известного процента в доход государства и т.п.

Почему же в настоящее время суды практикуют меру наказания только тюрьму? Я лично считаю, что и здесь налицо искривление карательной политики. Например, я уже здесь столкнулся с такими фактами, когда женщина, без ведома Энерготреста, подключила к своей квартире электросвет, за что ее осудили на 1 месяц тюрьмы. Другая нарушила уличное движение, тоже 1 месяц тюрьмы и т.д. и т.п. Я уверен в том, дорогой Иосиф Виссарионович, Вы меня вполне поймете, что я этим хочу сказать.

11. Я не решаюсь в этом коротком письме выдвигать вопрос о нашем уголовном и уголовно-процессуальном кодексах, так как этот вопрос сложный и требует обоснования в том, что оба кодекса отстали от жизни на много лет и благодаря своей “дряхлости”, такие статьи, как 162 УК РСФСР, бесспорно подлежат пересмотрению, 165, 167, 109, 58-8, 58-10, 58-14 и др., но свои соображения по каждой статье, я на бумаге в тюремных условиях и без предварительной беседы с Вами, не могу сейчас изложить, однако считаю, что наше Министерство Юстиции тянется в хвосте общенародного прогресса и этим вопросом должно было давно заняться и предложить проект кодексов нашему Правительству. Ведь стоит только обратить внимание на год издания этих кодексов, как уже станет совершенно ясным их старость и необходимость в их переработке, с одной стороны с точки зрения защиты интересов государства, как такового, а с другой стороны интересов трудящихся.

Дорогой Иосиф Виссарионович!

Я имел намерение остановиться еще и на 12-м вопросе, но не решаюсь, так как возможно меня могут неправильно понять и истолковать мои соображения, это вопрос, касающийся Указа об амнистии в СССР от 7 июля 1945 года, но вопрос очень серьезный и вызывает всякие толкования нашего народа.

Если будет возможность лично или по поручению доложу.

Дорогой Иосиф Виссарионович!

Прошу простить за беспокойство и возможно за допущенную неправильную трактовку по какому-либо из этих вопросов. Попрошу дать указание о подтверждении и уведомлении меня о получении данного Вами письма.

Мой адрес: г. Вильнюс, Литовская ССР, тюрьма № 1
Евдокимов Георгий Гаврилович, 1905 г. рождения.

Преданный Вам ЕВДОКИМОВ

7 июля 1946 года.


РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 869. Л. 29-38

http://istmat.info/node/65798 - цинк

Стоит отметить, что помимо этого письма на "Истмате" выложили и личное дело http://istmat.info/files/uploads/63147/lya._f._v-4._ap._1._b._413._evdokimov_georgiy_gavrilovich.pdf этого самого Евдокимова, из которого можно узнать несколько интересных вещей.

У Евдокимова имелся дядя, который в 1919 году бежал с белыми за границу. Его несколько лет проверяли на связь с эмиграцией, но ничего не нашли.
В 1928 году отметился стрельбой из служебного нагана по курами в состоянии сильного опьянения. Вину признал, покаялся.
В 1935 году в документе по аттестации отмечается, что дела ведет поверхностно, занимается очковтирательством, недостаточно аккуратен в работе и имеет большое самомнение.
В характеристике указано, что дела ведет расхлябано, слабо занимается оперативной работой, имеет огромное самомнение, приказы выполняет формально и по факту соответствует разве что должности опера в горотделе.
В письме в отдел кадров НКВД в 1936 году отмечалось, что Евдокимов недостойно капризничал, требуя перевода на другую работу, ходит на работу неряшливо одетым и относится к типу "чекистов-рассказчиков", которые рассказывают о своей работе, но не делают ее.
В 1937 году Евдокимов проявил явное ротозейство, беспечность и халтность позволив арестованному выброситься из окна 3-го этажа здания НКВД Крыма. Насмерть. Отсидел за это 10 суток.
В 1938 году отметился совместными пьянками с "разрабатываемым объектом". Во время работы в Севастополе терялся в объеме работы.
В 1939 получил выговор за появление на работе в нетрезвом виде.
Также имел взыскание за необоснованный арест трех человек, выговор за нарушение элементарных правил конспирации и т.д. и т.п.
В 1940 писал ходатайство об отправке на финский фронт, просил замолвить словечко перед Берией.
За участие в ВОВ имел орден Красного Знамени и орден Отечественной Войны 2-й степени.

В 1945 году он получил свой приговор http://istmat.info/files/uploads/63144/lya._f._v-141._ap._1._b._22._prikaz_nkvd_lssr_nr.143.pdf

Человек с большим самомнением

Человек с большим самомнением

Если смотреть только на письмо Сталину, Евдокимов "невинно-осужденная жертва кровавого сталинского режима", хотя после знакомства с материалами дела "невинная жертва" уже не выглядит такой уж невинной.
Само собой, Евдокимов несмотря на убийство и нарушение соц.законности, на голубом глазу пишет Сталину, что сидит ни за что и дает товарищу Сталину ценные указания из тюрьмы, как и положено человеку с очень большим самомнением, которое отмечалось еще в документах 30х годов.

Сам документ примечателен также и тем, что показывает, что чекисты были отнюдь не избавлены от наказания за преступления против гражданского населения на освобожденных от нацистской оккупации территориях.

В общем, очень интересно порой читать реальные дела репрессированных. Сразу у людей появляется определенный бэкграунд.
Поэтому выступал и выступаю за активное рассекречивание архивов НКВД и выкладывание дел арестованных и сидевших в открытый доступ, чтобы всегда можно было по конкретному человеку почитать, за что и почему сидел, что из себя представлял и тому подобное. Это неплохо помогает понять, где перед тобой действительно случайный человек попавший в жернова системы ни за что, а где перед тобой человек получивший свое вполне заслуженно.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх